Давно подступался к пояснительному тексту про «Отаку на видео». Релиз близко, и пора уже предметно написать про мой главный провал.

 

А что это?

 

Это документальный мини-сериал о японской анимации, который мы с Алексом Лапшиным придумали снять в 2013 году. Идея была следующая: пообщаться в Японии с аниматорами и руководителями студий; посмотреть, как делается аниме, как выглядят тематические музеи и выставки; попробовать понять, куда всё это движется. Я тогда плотно работал в компании Reanimedia, издающей в России лицензионное аниме, а до того выпускал журнал «АнимеГид». Алекс — видеооператор и один из основателей первого в России клуба любителей аниме. Японской анимацией мы увлекаемся со второй половины 1990-х. Нужные контакты были, рассказывать об анимационном производстве мы вроде бы умеем.

Reanimedia до того неоднократно финансировала свои релизы с помощью краудфандинга (проект «Народная лицензия»). Было решено объединить два ноу-хау: запустить экспедицию с помощью краудфандинга и собрать материал, задействовав наши японские знакомства. А получившуюся документалку выпустить на DVD и Blu-ray, снабдив разными бонусами — печатным альманахом, открытками, постером и т. д.

 

И как прошел краудфандинг?

 

Изначально планировалось собрать 182500 ₽ (транспортные расходы, отель, питание на двух человек). С 26 февраля по 26 апреля 2013 года Reanimedia получила в три раза больше: 595500 ₽. Уточню сразу: средства аккумулировались на счете компании, прямого доступа к ним мы с Алексом никогда не имели. В первую поездку мы отправились еще до окончания краудфандинга, в марте. После возвращения в Россию стало понятно, что удастся поехать повторно и зацепить летние японские выставки.

 

Как прошел сбор материала?

 

В Японии мы пробыли 17 дней в марте и 20 дней в июле 2013 г. Как и планировалось, побывали на четырех аниме-студиях, в десятке музеев, на трех крупных отраслевых выставках, записали серию интервью. Каждый день по горячим следам монтировали видео на 3–7 минут о том, где побывали, с кем пообщались и что видели. Эти путевые заметки сразу публиковались на YouTube, сейчас их можно посмотреть в плей-листе, суммарно там около 4 часов видео.

 

Сколько стоили поездки?

 

Первая обошлась в 157766 ₽ (список расходов), вторая в 191532 ₽ (список), в общей сложности 349298 ₽. Как мы получали деньги в Японии? Каждую неделю запрашивали у коллег из Москвы примерно необходимую на расходы сумму, она поступала со счета компании на мой счет в Сбере.

 

Значит, на Японию ушло около половины собранной краудфандингом суммы?

 

350 из 595 тысяч. Оставшееся было отложено на студийные досъемки в России, тираж дисков, печать альманаха и рассылку релиза спонсорам проекта.

 

Когда планировалось выпустить проект и что пошло не так?

 

Изначальной датой релиза сериала на дисках был установлен сентябрь 2013 года.

А «не так» пошло примерно всё.

Первый куст проблем был творческого характера. Расширенную версию тех 37 выпусков путевых заметок, что уже были опубликованы на YouTube, — то есть просто расслабленный закадровый комментарий — делать не хотелось: хотелось предъявить более сложносочиненную вещь. Терабайт отснятого материала требовалось разделить по темам и пересобрать в дюжину серий, освещающих ту или иную тему: историю аниме, анимационное производство, косплей, аниме-туризм, японские видеоигры и так далее. Когда мы отсортировали материал, стало ясно, что 20-минутные серии только на основе японского материала не склеиваются: нарратив из интервью японцев повисал в воздухе, получалось скучновато. Его надо было чем-то подкреплять, разбавлять, оживлять. Так мы пришли к необходимости досъемок не только с ведущими в студии, как планировалось сразу, а еще и с участием российских «говорящих голов» — целым новым блоком интервью.

Доснимать новых спикеров начали летом 2013 года и, забегая вперед, продолжали вплоть до 2019-го. Не все записанные интервью в итоге вошли в сериал.

 

В 2014-м произошли события в/на Украине, обесценился рубль, это сильно ударило по продажам лицензионного аниме на дисках, Reanimedia чуть не пошла на дно. Остаток собранных денег начал таять из-за инфляции, их перестало хватать даже на изготовление тиража, поэтому все остальные расходы по завершению проекта легли на наши плечи.

 

Вдвоем с Алексом (больше никто не разобрался бы в отснятом материале) мы пытались собирать не клеившиеся серии, выпускать которые, кажется, было уже не на что. По крайней мере, услуги по повторному переводу части интервью (в Японии с нами работали два переводчика, в том числе синхронист, не очень хорошо ориентировавшийся в аниме-тематике) я уже оплачивал из своего кармана. Много времени заняло визирование материала у японцев: им надо было отсмотреть, не попало ли в кадр на студиях чего-то секретного.

 

Мы неумело пытались гасить недовольство спонсоров, повторяя — и для них, и для себя — мантру о том, что скоро всё будет готово, называя сомнительные даты релиза и пропадая на месяцы после очередного набега двачеров. Собственно, на имиджбордах треды с домыслами о проекте тянулись столько же, сколько у нас шла работа над ним. Мы обзавелись персональными сталкерами, сканы моих документов и содержимое почтового ящика (не электронного, а того, что в подъезде висит) всплывали на дваче, прилетало и нашим спикерам — анонимы нашли, чем себя занять.

 

А дальше?

 

В 2016 году мы показали рабочие варианты четырех серий и получили тонну фидбэка. Стало понятнее, куда двигаться дальше, что нужно, а чего точно не нужно. Не нужны были, например, ведущие в кадре и студия: подсъемки в московской библиотеке Японского фонда были чистым кринжем. 

 

Параллельно я работал где только не, чтобы:

1) выплачивать возвраты тем участникам краудфандинга, которые решили сдать купленные сертификаты (мы возвращали средства с учетом инфляции);

2) по сути поддерживать Reanimedia — называлось это штрафами за несдачу в срок монтированного материала, на деле я в какой-то момент даже платил гонорар переводчику, работавшему с компанией по аниме-релизам, не связанным с нашим проектом;

3) оплачивать услуги переводчика новых интервью; художницы, чьи иллюстрации мы используем на упаковке дисков; композитора, написавшего для нас песню.

 

Алексу удалось еще дважды съездить в Японию (на его личные средства) и доснять там более свежих кадров.

Мне удалось не выйти в окно и дописать дикторские тексты серий.

Всегда существовал вариант влезть в серьезные долги, вернуть все средства спонсорам и выложить в открытый доступ сырой материал. Но те из бэкеров, кто не оформил возврат, хотели увидеть именно готовый мини-сериал, не набор разрозненных фрагментов. А мы хотели этот сериал доделать. Хотя происходящее уже здорово смахивало на Synecdoche, New York Чарли Кауфмана — фильм о драматурге, которого на десятилетия сожрала постановка собственной пьесы.

 

К началу 2020 года мы практически домонтировали десять серий, я вложил в проект больше 250000 ₽ своих средств, вернулся в публичное поле и почти справился с депрессией, а Reanimedia снова стояла на ногах благодаря кинорелизам и новому для компании направлению, выпуску манги.

Дальше на сцене возник ковид и закрылись российские заводы по выпуску Blu-ray.

 

Long story short...

 

Сейчас, в июле 2021-го, видеочасть «Отаку на видео» готова и сдана для мастеринга дисков. Это 10 серий общим хронометражом 4 часа 40 минут: разговоры об аниме, манге и Японии, съемки разных лет; взгляд с разных точек на отрасль и стоящие перед ней проблемы; попытка заглянуть в будущее аниме. В дисковый релиз входят три Blu-ray: на первых двух по пять серий, на третьем путевые заметки, всего почти 9 часов монтированного материала.

В начале августа закончится выверка альманаха, которым будет комплектоваться часть тиража. Дальше в августе — печать дисков; печать альманаха, открыток и постеров, комплектация и рассылка. О том, как движется дело, пишу в этом твиттер-треде.

 

Не называем точную дату релиза, потому что случиться может любая ерунда: брак тиража дисков, типографский брак. Но впервые за все эти годы возможная задержка уже будет зависеть не от нас с Алексом. Мы, пусть и с огромным опозданием, сделали то, что хотели и что должны были сделать: записали на видео интересных людей и места, смонтировали с ними минисериал, написали и сверстали журнал к нему.

 

Еще раз прошу прощения у всех, кого мы подвели, и благодарю всех, кто нас поддерживал. «Отаку на видео» никогда не был попыткой «состричь бабок на японские каникулы», как о нём пишут хейтеры. Мы не воры и не злодеи — мы переоценившие себя тормоза. У «Отаку на видео» нет и не было иной цели, кроме как поделиться тем, что мы узнали про Японию, и дать слово нашим более сведущим знакомым и друзьям, чтобы они рассказали о своем опыте.

 

И да, после выхода «Отаку на видео 2021» мы продолжим заниматься этим проектом, потому что отснятого в Японии и здесь материала хватает еще на несколько серий. Будет ли в шапке продолжения «2022» или «2032» — я сказать не возьмусь. Но хочется, чтобы всё добралось до зрителя.

 

Валерий Корнеев, 24.07.2021